Безмолвие сердца

Для чего нужно безмолвие сердца (Автор о. Сергей Михайлов)

 

Если безмолвие мысли многими из людей понимается как некая внутренняя смерть, смерть для их гордыни, то безмолвие сердца это ещё ГОРАЗДО более жёсткая школа и испытание. Вот почему правильное безмолвие сердца ещё более редко встречаемая православная добродетель в людях чем смирение мыслей.

Безмолвие сердца может полноценно родиться в человеке только через самое крайнее, только через многолетнее терпение и через крепкую веру.

Так устроен человек. Ему хочется: чтобы не болели дети, чтобы не было войн, чтобы грех не мучил его, чтобы духовное всем и каждому давалось легко и просто, чтобы земные и небесные блага давались бы всем сами собой как бы…, но реальная жизнь никак не вписывается в то что человек мог бы назвать правильным и приятным для себя или для другого кого и тут человеку предстоит выбор… или верою сделать внутри себя безмолвным своё сердце… или позволить возмущённо сказать Богу в чувствах своих: «Господи! Ты куда смотришь вообще…? Такой бардак кругом. А внутри меня что делается? Хотя я молюсь (ну и т. п. «внутренний театр сомнений в вере» так или же иначе знакомый всякому верующему человеку).

 

Недоумение помысла, внутреннее несогласие с Медлительностью Бога (а Медлительность Бога это бывает часто), томление души достигающее порой, пределов несколько даже выше терпения человеческого, всё это внутри себя как-то надо умудряться человеку пережигать безмолвием сердца, пережигать верою, не быть безразличным к страданиям чужим или к своим, но верить в то что Бог ВСЁ делает во время и правильно.

Да, мы не понимаем многого, так ведь и Ангелы Божии — тоже не в силах понять Бога во многом, если не во всём, но… обязанность веры есть обязанность веры.

Кому как, а мне невыносимо стало бы жить если бы я впустил внутрь себя мысль что Всемогущий Бог жесток и несправедлив к своим творениям.

Но так устроен путь приближения к Богу. Желает этого кто или же нет, но (время от времени) приходится человеку переживать трудные времена когда, кажется, сил нет вынести искушение или искушения, а Бог в это время Безмолвствует, не вмешивается, и возникает такое подозрение, а не наслаждается ли Бог мучениями людей и животного мира? 

И тут, надо сжать своё сердце, верой сделать его молчащим при всех тех случаях когда ум начинает протестовать против вопиющих несправедливостей, против того что большинство избирают холодность к Богу, против чьих-либо страданий и прочее.

 

Если душа выдержит этот прессинг, если сердце (вопреки доводам разума) скажет: «Праведен Бог, потому что по иному не может быть», тогда безмолвие сердца, не сразу, но лишь спустя долгие годы покаянных молитв даст совершенно особый плод внутри чувств человека, плод уверенности в том что в будущем всё то что происходит сейчас, станет видеться в ином свете.

Но, безмолвие сердца основанное на вере в Праведность и Премудрость Божию имеет и ещё одно малоизвестное кому на опыте свойство.

Безмолвие сердца может вести в Вечность человека прежде того как он покинет своё тело.

 

Не что-то иное, но ИМЕННО терпеливо переносящее все выпадающие ему боли и искушение сердце, молчащее сердце, не воздымающееся на приговоры Бога о ком бы-то ни было, именно оно может открыть человеку такие глубины Судеб Божиих внутри которых (не нужно удивляться этому) человек ПЕРЕСТАЁТ быть верующим Путям Божиим, но {верой} становится знающим Пути Божии в той мере в которой возможно это вместить человеческому сознанию.

Терпеливо переносящее сомнения в вере и молитвенную сухость сердце, (молитвенная сухость может мучить человека от пятнадцати, двадцати лет и более того) если оно терпеливо-безмолвно продолжит ожидать от Бога Милости, в тот день и час в который человек уже и не будет надеться ни на что хорошее, вдруг (это всегда происходит неожиданно) может скачкообразно перенестись по воле Божией в иной мир; в мир столь замечательный что не описать это никакими словами и там, в ином мире, душа получит возможность находиться более менее постоянно. Душа сможет встретиться там со святыми, может беседовать не только с каким-либо из Ангелов лицом к лицу, но сможет беседовать там со всем миром Божиим одновременно на языке Неба.

Мир Божий это не только отдельные души и Ангелы которых много у Бога, но это и единый, крепко связанный, слаженный между собой организм Бога, организм взаимосвязанный и направляемый Совершенным Богом даже и в самых маленьких его проявлениях и деталях. И там…, там всё иное.

Иной язык, иные отношения, иные разговоры, иные взаимосвязи, иное общение.

Вот что удивительнее всего… там, если душа за безмолвие сердца своего в искушениях вступает в прямое общение с Небожителями, она утрачивает возможность передачи всего того что слышит и видит там, для тех кто удалён от природы Неба.

 

Человеку незнакомому на личном опыте со способом и возможностями существования там — невозможно будет описать почти ничего из того что в мире Божием происходит. Какие слова не подбирай, а будет лишь один словесный «пшик» пустое… да и, что греха таить, в настоящее время нет способа надёжнее настроить против себя подавляющее число верующих чем в открытую заявить что ты един с Богом.

 

Одно ясно, там душа сливается в одно с душами тех кто близок к Богу.

Ты будешь жить и чувствовать теми чувствами и переживаниями что чувствует Небо, а они будут чувствовать всё то что чувствуешь ты и каждое мгновение происходит это УДИВИТЕЛЬНО Радостное единение где нет ни секретов, ни разногласий ни единообразия, но всё невыразимо скоро меняется так, как земное представление и представить себе не сможет никогда. Вот почему так важно для приблизившегося к Богу умение избегать в себе всего нечистого. Всё нечистое — мгновенно передастся через внутренние чувства души Небу внутри которого находится душа и… на Небе-то ничего не загрязнится (туда ничто нечистое не может войти), но Небо само {предельно решительно} ОТСЕЧЁТ впустившего внутрь себя, ту или же иную нечистоту, на тот или же иной срок.

Но стоит какой душе лишь однажды взойти через терпение и через безмолвие своего сердца в Мир Божий, то это всё… земное умрёт для человека само собой так что и не нужно уже будет бороться внутри себя человеку с пристрастиями к земным вещам, всё земное само по себе станет: блёклым, чуждым, неважным, сумрачным, тягостным, мешающим нормальной жизни.

А там…, у Бога — там ТАК хорошо, ТАК свободно, ТАК безопасно, как на земле не может быть ни у кого.

Вот что даёт правильно проходимое верующим безмолвие его сердца, если он перетерпит трудные искушения от Бога которые могут длиться по двадцать, тридцать и более лет.

Умеющее молчать и терпеть Бога сердце ВХОДИТ в Мир Бога ещё прежде смерти тела души и осваивается в нём ничуть не хуже чем осваивается иной человек в мире земном. И когда душа такая войдёт в Царство Бога уже после того как умрёт тело её, тогда она уже не встретит там ничего необычного для неё, но всё там будет душе коротко и хорошо знакомо.

Когда в уединении, по молитвам монаха духовника моего я впервые смог прикоснуться к миру Божиих духов, я был в ВЕЛИЧАЙШЕМ потрясении около года.

Я всё никак не мог поверить в ту мысль что САМОЕ интересное для души, самое полезное для неё, САМОЕ красивое, САМОЕ вожделенное, САМОЕ занимательное, САМОЕ нескучное, САМОЕ родное и близкое скрыто в православном (по возможности непрестанном) покаянии о всём в себе.

 

Оказывается… молчание ума и молчание сердца человеческого при молитвах и при вере Иисусу Христу, не убивает душу, но может преобразить её и ввести в Мир Божий ещё задолго прежде смерти тела человека.

А это и есть предел желаний любого человека живущего на земле — соединиться с Богом немечтательно ещё прежде чем душа его покинет этот мир.

И с этого времени, как душа обучится правильному (по возможности непрерывному) внутри себя покаянию, когда ум научится молчать о Боге и не умничать ни о чём, когда сердце примет Бога и то что человек видит таким каково оно и есть на самом деле во всей простоте, тогда человек станет жить более в ином мире (лишившись человеческой словесности) чем в представлениях свойственным большинству и в человеке могут чудесно соединиться два мира. Мир духов и мир физический. Но так как мир духов НЕИЗМЕРИМО прекраснее мира земного, то вполне естественно что всё земное для человека живущего одновременно в двух мирах, станет мало значащим. Душа сама по себе очень и очень охладеет к земному миру и — мир тоже охладеет к ней. Отсекутся общие интересы и, вместе с ними, неумолимо отсечётся взаимный интерес друг к другу.

Вот почему столь важно терпение сердца, вот почему столь важно безмолвие его… потому что безмолвие сердца основанное на вере (не путать с безразличием к людям) не сразу, но с годами покаяния, может ввести душу в иной мир с иными ценностями и с иными устремлениями.

Возникает вопрос.

Для его испытание безмолвием сердца происходит так долго?

Почему не сразу Бог вводит к себе душу, но испытывает её двадцатью и более лет молитвами покаяния, для чего Бог столь продолжительно мучает душу?

Ответ прост.

Там настолько другое всё, что для того чтобы (отсеяться внутри себя от ВСЕГО что душа прежде почитала сама в себе правильным и справедливым) нужны столь значительные сроки. Об этих сроках (обретения начального смирения) я читал у Иосифа Исихаста. Он прямо пишет о том что НЕВОЗМОЖНО достичь начального смирения прежде чем истечёт около двадцати лет покаянных молитв.

То есть не двадцать лет нахождения в вере могут ввести душу в смирение ума и сердца, но если эти двадцать лет душа будет делать все возможные для неё усилия к личному покаянию перед Богом. Если душа будет заниматься преображением себя, а не других. Если же душу ввести в мир Божий ранее трудных испытаний веры, душа не сможет там осознанно себя проявлять. Она не сможет там впитать внутрь себя ту Славу Бога, которой и на земле более чем много, но большинство не видят Славы Его, не видят потому что нет веры.